Правозащитники бьют тревогу: в Конго на кобальтовых рудниках умирают дети

30.01.2019 0 Автор admin

Для аккумуляторов электромобилей, ноутбуков и смартфонов нужен кобальт. Добывается он в основном в Демократической Республике Конго, где о правах человека ничего не слышали.

Сегодня аккумулятор — неотъемлемая часть многих электроприборов и электротехники. Без аккумуляторов невозможно представить себе удобства, которые предоставляют людям ноутбуки и нетбуки, мобильные телефоны и смартфоны. То же касается и эксплуатации электромобилей. Хотя элементы питания в перечисленных изделиях разные по размерам, характеристикам и функциональности, объединяет их одно — все они содержат кобальт.

На сегодня главным поставщиком кобальта на мировой рынок является Демократическая Республика Конго. Впрочем, как отмечали эксперты правозащитной организации Amnesty International (AI) в обнародованном еще в начале 2016 года отчете, условия труда во многих местах разработки и добычи кобальтовых руд в Конго — почти сплошное нарушение прав человека.

Кобальт нередко добывается в небольших «копанках». Работники здесь не имеют специальной одежды и никаких других спецсредств, что защищали бы от токсичных чрезмерных доз кобальта. Так же — никаких норм по защите труда под землей. Работают исключительно вручную кирками и зубилами. Работы по переработке кобальтовых руд тоже проводятся преимущественно вручную.

Смертельный детский труд

Во-вторых, на таких «копанках» широко применяется труд женщин и детский труд. Детей и подростков привлекают в основном для работы по обработке уже добытой руды. Рабочие насыпают добытую под землей руду и породу в мешки, привязывают мешки к веревкам и подают вверх. Здесь глыбы руды вымывают в воде женщины, подростки и дети.

Задача подростков и детей — обычно дробление крупных глыб кобальтовой руды и породы. Так же они выискивают кобальт в оставленной вблизи заброшенных шахт породе. Это при том, что вдыхание токсичной кобальтовой пыли, которая в значительных количествах образуется при такой работе, может вызвать смертельные легочные заболевания.

Кроме того, известны единичные случаи, когда несовершеннолетние работали под землей в именно таких шахтах.

«Самый юный малыш, из тех, которых отправили на работу под землей в шахте, был в возрасте 7-8 лет. Как дети, так и взрослые жаловались на проблемы с дыхательными путями, кашель, воспаление носоглотки», — отметила в интервью DW Лорен Армистид с Amnesty International.

Кроме того, мешки с породой и рудой, которые носят или поднимают дети, слишком тяжелые для них. В дополнение рабочий день длится от 10 до 12:00 — и это несмотря на палящее солнце, холод или ливни, указывают правозащитники.

Высокая мировая цена и мизерные заработки

Без кобальта из ДР Конго аккумуляторов в таком количестве, в котором они сейчас есть на рынке, пожалуй, не было. Ведь крупнейшие мировые залежи кобальта расположены именно в так называемом «медном поясе» на территории этой страны. Собственно, кобальт — побочный продукт добычи меди и олова, богатые месторождения которых разведаны в этих регионах. На сегодняшний день более половины мировой добычи кобальта приходится на расположенные в этой африканской стране провинции Верхняя Катанга и Луалаба.

Кобальт добывают и международные компании, которые на правах концессии разрабатывают руды с применением новейших технологий. В то же время около 10 процентов мировой добычи кобальта приходится именно на «копанки». Бизнес процветает, ведь только с начала этого года мировая цена на кобальт подскочила на 100 процентов, достигнув около 60 000 долларов США за тонну. По данным экспертов Немецкого агентства по вопросам сырья (DERA), главным потребителем кобальта становится электромобильных промышленность.

Несмотря на такой рост стоимости кобальта на международном рынке, те, кто его добывают в «копанках», получают копейки — от одного до трех долларов США за день в пересчете. Добытый не без детского пота и крови кобальт попадает в руки посредников или представителей местных коррумпированных чиновников, а те уже распродают его китайским компаниям. С ДР Конго кобальт доставляют кораблями в Китай, где его перерабатывают. А уже оттуда очищенный кобальт идет как составляющая на выпуск литий-ионных батарей.

Нынешняя мировая потребность в кобальте оценивается в 100 000 тонн в год. Относительно будущего спроса, то все зависит от технического прогресса.

В расположенном в Германии городе Вуппертале в Институте по изучению проблем климата, окружающей среды и энергии уверяют, что альтернативы применению кобальта в элементах питания. Эти альтернативные технические решения применяют уже сейчас, по крайней мере отчасти.

Не «конфликтный» минерал

Бойкотом импорта кобальта из ДР Конго тоже не поможешь. По данным Amnesty International, работа на «копанках» — не единственный источник дохода местных жителей. Дело с защитой прав работников кобальтовых «копанок» в ДР Конго осложняет и тот факт, что этот минерал не входит в список так называемых «конфликтных» — запрещенных для импорта из зон конфликтов металлов. Этот запрет действует в ЕС и США. Сейчас сам список ограничивается золотом, тантала, оловом и вольфрамом. Компании в ЕС и США, которые импортируют эти металлы, должны предоставлять подробную информацию об их происхождении.

В то же время фирмы-производители аккумуляторов и других элементов питания указывают сложные цепочки доставки необходимой для производства сырья. То же касается и производителей электроники и электромобилей. В дополнение, многие из этих компаний уверяет на своих интернет-страницах, ответственно относится к источникам сырья и исповедует защиту прав человека.

Пока правозащитники пытаются разработать разумные механизмы защиты прав работников, в том числе детей, при добыче кобальта в Конго, в самых «копанках» и вокруг них детские руки измельчают руду, которая выделяет клубы ядовитой пыли.